2019

Новый год проснулся. Стоило только лиловым всполохам позднего рассвета коснуться линии горизонта, как он вышел из дома. Потянулся, выгибая спинку. Мягкими лапами ступил на прошлогодний снег. Неслышно пробежался вокруг елки, оставляя следы. Запрыгнул на горку, не решаясь скатиться вниз. Спустился по ступенькам, заметая следы хвостом. Вернулся домой — туда, где тепло, и пахнет корицей. Свернулся в клубочек, пряча пушистые лапы и любопытный нос. Ушел смотреть сны по ту сторону дня.
Новый год спит, и от его мурчания рождаются сказки. Загораются в небе новые звезды, бегут по чужим орбитам иные миры. Появляются морозные узоры на стеклах — отблески недосмотренных снов. Путаются дни и годы в паутине реальности. Рождается новый день.
Первый день года.

В прошлой жизни

В прошлой жизни я была итальянкой: так мне подсказывает сердце. Носила яркие рубашки с закатанными до локтей рукавами. Каждый день шла пешком вдоль берега моря. Готовила самую вкусную пиццу. Рисовала карандашом в блокноте. Звенела браслетами на тонких запястьях. Танцевала под незнакомую музыку. Говорила на языке южных морей и горячих ветров. Она до сих пор мне снится — легкая, тонкая. Там, во сне, она улыбается, и будто бы нет между нами прожитых жизней.
В этой реальности я люблю пиццу, пасту, мороженое. Мечтаю уехать к теплому южному морю — сегодня, всегда. Танцую во сне, брожу по чужим городам. Рисую сказки буквами в блокноте. И ничего о себе прошлой не помню.

Страна забытых игрушек

Где-то там далеко-далеко, где день встречается с ночью, и никогда не гаснут звезды в сумрачном небе, живут забытые игрушки.
Вот Барсук, что жил в моем доме вечность тому назад. Зверь с голубой шерсткой, подаренный на какой-то праздник. Я не помню того, кто мне принес это забавное существо. Я лишь точно знаю: у Барсука был брат Медведь, и вместе они колесили по комнатам — не то играя в бродячий цирк, не то притворяясь странниками. Мишка пропал первым. Барсука я таскала с собой в детский сад, и взяла бы в школу, но меховой зверь не влез в портфель. И я до сих пор помню, как он ждал меня дома — каждый день. Быть может, смотрел в окно или же прятался в темноте детской, но неизменно радовался моему возвращению.
Вот кукла Настя, а может, Алиса или Алёна. Детская память не сохранила деталей. Я лишь вижу там, в моей внутренней темноте, как захожу в комнату, а она ждет меня. Огромная, как мне тогда казалось, нереально красивая голубоглазая кукла в шикарном платье — мечта любой девочки нашего двора. Будь моя воля — не расставалась бы с ней ни на миг. Но нас снова и снова разлучали воспитатели детского сада, и мне так хотелось домой — к ней. И почему-то к бабушке — иногда.
Вот пять машинок дружно выстроились в ряд. Мне — той, что не хотела быть девочкой — казалось, что нет ничего круче этого автопарка. Они катались по скользкому линолеуму наперегонки, и я неслась вслед за ними. Кошки, черепахи и домашние рыбки были в ужасе. Я была счастлива. Моим любимцем был №4 — он обгонял прочих на поворотах. А №2 я подарила одному мальчику, что лежал в больнице. Мне было безумно жаль расставаться с машинкой, но я совсем недавно выписалась из тех же стен, и хорошо помнила, как оно там — пусто, темно, сыро и невероятно скучно.
Мне хочется думать, что все потерянные и забытые игрушки из детства обрели свой дом. Встретились там, по ту сторону снов, в сумеречной стране, где никогда не гаснут звезды. Быть может, они тоже помнят меня? Я бы написала своему Барсуку, кукле Насте (а может, Алёне?), но к тем далеким берегам не носят письма, и даже отважные почтовые улитки не доползают.
Только и остается, что не забывать.
Бережно хранить на жестком диске души лучшие воспоминания детства.

Письмо к Мирозданию

Дорогое Мироздание!
Пишу тебе с просьбой дать мне сил, терпения и на всякий случай миллион рублей. Сейчас я хорошо осознаю эту сумму, она есть в моей голове, и мне комфортно получить ее. Послушай, я не предлагаю тебе сделать все за меня, но просто подкинь мне радости на каждый день? Такого вот вдохновения, чтобы все было легко, комфортно, в такт. Чтобы не падать на дно, в свою внутреннюю темноту, а если и падать, то отталкиваться и всплывать. Вверх, к солнцу. И иди дальше, приближаясь к самой себе.
Дорогое Мироздание, добавь мне, пожалуйста, охапку домашней тишины, горсточку теплых радостных встреч, щепотку искренних улыбок и ворох приятных неожиданностей. Не забудь насыпать новогоднего волшебства — на твой вкус. Вот в этом я ловлю свое настроение, здесь получаю импульс идти вперед. Тебе ли не знать?
Дорогое Мироздание, мы так часто говорим с тобой в письмах, что это становится хорошей традицией. Но послушай, мне не нужен сейчас волшебный пендель или знак свыше. Не надо вытаскивать меня из зоны комфорта — мне бы в нее вход найти. Мне нужно легкости. И энергии на то, чтобы идти по этой дороге легко, отмечая прожитое, но не цепляясь к мелким недочетам. Чтобы оставлять тяжелый рюкзак пройденных километров и дней в доме на берегу далекого моря и топать дальше налегке. По дороге из желтого кирпича, как же иначе.
Пиши, не скучай, и помни обо мне.

Детство — это когда тебя еще не расколдовали

Детство — это когда тебя еще не расколдовали.
Ты принцесса, у тебя на ногах туфельки, и корона в волосах. И кому какое дело, что в зеркале отражается лохматая девочка в разноцветных носочках, да и корона, если по правде, сделана из картона. Но платье кружится, и под пальцами — искры, и в карманах звезды, и больше ничего не имеет значения.
Детство — это когда ты можешь все и чуточку больше.
Забраться на дракона, помахать рукой бабушке и улететь к мирам далеким и неизведанным. Вести за собой армию сквозь хаос и тьму (и кому какое дело, что ты девочка в разноцветных носочках?). Бегать наперегонки с солнцем. Встречать рассветы, сидя у окна. Представлять, как однажды на подоконник запрыгнет кошка с чудным полумесяцем на лбу и заговорит человеческим голосом.
Детство — это когда правила устанавливаешь ты.
Ты решаешь, сколько монет в твоем кармане. Ты выбираешь, печь на ужин для кукол пироги или ограничиться чашечкой чая. Весь твой мир прячется в домике под столом. И даже если ты не вмещаешься в хижину отважного вождя, и разноцветные носочки торчат из-под накинутого одеяла, всегда можно вообразить себя великаном. Ну чем ты хуже дяди Степы, правда ведь?
Детство — это когда твой принц еще не пришел за тобой.
И пусть он гуляет там подольше, ладно? Не заскучает, наверное, в компании с конем. А у тебя есть книга, плед, конфеты под подушкой и ручной дракон. Не время расколдовываться, сбрасывать старую шкурку, забывать настоящее волшебство. Не время менять разноцветные носочки на замшевые туфельки, даже если они и впору. Даже если только тебе одной и подходят.
Дорогой реальный мир, подожди еще?
Мы с драконом еще не летали к звездам.

Рабочие будни Небесной канцелярии

Майя (задумчиво): Денег бы мне кто немного подкинул… хоть до зарплаты.
Ангел (отчаянно зевая и потягиваясь): Утро было добрым, пока не разбудили… Эй, Черный, подъем, работа есть!
Черт (дотягивается до телефона, нажимает на кнопку вызова): Белый, ты с катушек съехал? Какая работа в такое время? О_о
Ангел: Не фырчи! На связи. Спишемся.
Черт (недовольно): И чего не спится ему…
(включает чайник, наливает кофе, откусывает булочку)
Ангел: Смотри, Черный, делов-то на пять минут 😉 Подбросим девочке десятку до зарплаты да и сдадим отчет.
Черт: Чего вдруг десятку? Кто бы ей столько подкинул?
Ангел: Тетушка из Саратова приехала, деньги привезла. Или коллега — помнишь ту, рыжую? — долг вернула.
Черт: Шутишь, Белый? =) Да она в жизни таких денег никому не занимала. Сам посмотри: квартиру оплатить, по кредиту рассчитаться да в садик заначку отдать. Какая десятка, когда б она успела скопить?
Ангел: Правда твоя…
(крепко задумывается, допивает чай, печатая одной рукой)
Ангел: Может, в лотерею выиграла? 😉
Черт: Тогда тысячу. Или две. Не больше.
Ангел: С чего вдруг?
Черт: Так сказано ж в условиях задачи: немного. Денег немного. Вот немного и получит.
(достает из холодильника колбасу, режет бутерброды, смотрит в окошко чата)
Черт: Или опять хочешь перед начальством за самодеятельность отчитываться?
Ангел: Ну жалко ж ее… 😞
Черт: Не жалко. Что просила — то и получит. Работаем!
(закрывает окно чата, дожевывает бутерброд, выходит из дома)
Ангел: Работаем =__=
(открывает страничку в Гугле, что-то быстро печатает)
Ангел: Черный, слушай, а может, в долларах? Немного… Эй, Черный, ты тут?

Мой Петербург

Мой Петербург неизменно кот. И нет у него человеческого лица.
На мягких лапах приходит Петербург в мои сны. Путается в паутине непрожитых судеб, когтями цепляется за обивку дивана. Устраивается поудобнее на подушке. Мурлычет сказки о городе у северного моря.
Мой Петербург улыбается украдкой. Смотрит на мир с покатых крыш. Отражается в бесконечных лужах завтрашнего дождя. Катает лапами звезды в сумрачном небе. Неслышно ступает по мостовым, скрываясь за поворотом.
Оставляет следы на асфальте.
Уносит звездную пыль на рыжей пушистой шерстке.

Мечты о море

А что, если бы в Челябинск пришло море?
Вы только представьте, там, где сейчас трамвайные рельсы убегают на вокзал встречать поезда, раскинулось бы синее полотно соленой воды — до самого края неба?
Памятник дедушке Ленину, конечно бы, затопило. Не осталось бы ничего от знакомой с детства площади — той самой, где каждый май расцветают парады, и мальчики в форме дружно топают по вымытым до блеска улицам. Драмтеатр прижался бы поближе к филармонии, и по вечерам артисты ходили бы друг к другу в гости — на чашку чая. А там, где сегодня гудят поезда, скучая по дальним городам, сверкали под солнцем белоснежные яхты.
Вы только представьте: вместо серых заводских труб — алые паруса на горизонте. Крики беспечных чаек, плеск волн, радуга над головой. Горячий песок под ногами. Бесконечное лето от апреля до октября. Тропинки, ведущие к пляжу. И лучшая подборка закатов на набережной.
Стоило бы тогда уезжать отсюда?
..но что, если бы море оказалось вдруг северным и холодным?..

Котябрь-2018

Хороший месяц начался — котябрь.
Время спелых яблок и сладкого винограда, горячего чая и пирога (только что из духовки). Дни, когда можно никуда не спешить и просто так — без повода — бродить по парку, шурша рыжими листьями. Время долгожданных встреч и уютных разговоров в темноте комнаты.
Все, что может предложить котябрь, прячется не в буквах, но в сердце.
Такое сегодня время.

Время для драконов

Это осень такая — время кормить драконов.
Мой карманный дракон любит кофе с молоком. Латте — он сказал бы мне, но не умеет говорить вслух. Только мурлычет, прислонившись крылом к плечу, да выводит незнакомые песни голосом.
Я кормлю своего дракона молочным шоколадом. Варю вишневый глинтвейн: корица, кардамон, гвоздика. Предлагаю ему на завтрак рассыпчатое печение. В обед угощаю лазаньей — только что из духовки. На ужин готовлю шарлотку: яблоки и немножко меда. И думаю, не оставить ли на ночь горсть шоколадных конфет.
Мой карманный дракон улыбается и взлетает.
Я смотрю ему вслед и оставляю окно открытым.
Я знаю: мой дракон всегда возвращается.
Он точно знает, где его ждет кофе с молоком и корицей.