Август, 2018

И этот день замыкается в себе, и отгорает закат, и загораются в небе пряного августа первые звезды.
В серебристых водах Млечного пути плещутся молчаливые рыбы,  и нет им числа.
Выходит на охоту Медведица, оставляя следы на небесном песке. Топает-спешит Медвежонок, и гаснут искры-звезды  под его мохнатыми лапами.
Падают метеоры, и звенит полуночный август, и разносится эхо далеких шагов где-то внизу.
На мокрой от вечерней росы траве догорают искры небесных костров.
И я оставлю этот день, и однажды бесконечной зимой достану из кладовки банку, полную летних воспоминаний. Отыщу на дне сладость спелой малины, тепло полуденного солнца, прохладу звездных ночей и грохот свершившихся гроз. Вспомню, как в небесах было тесно от звезд, как горели костры, как стелился туман, и убегала дорога в высоких травах. Как падали искры — одна за другой, вспыхивали и гасли, оставаясь не узнанными. Как было лето — там, далеко, однажды.

Сказки для луны

Рыжими росчерками по черному небу отгорел закат. Сказочница-Ночь ступает по городским крышам – бесшумно, не оставляя следов. В ее руке – маленькая ладошка той, для которой придуманы все ее сказки. Ночь рисует звезды. Вот на севере протянулась пушистая неровная цепочка – Рыжая Кошка, мурлыкнув, спрыгнула в блестящую звездную пыль. Девочка-Луна, улыбнувшись, прислонилась к плечу сказочницы. Так они и просидят здесь, на крыше старой многоэтажки, пока на горизонте не вспыхнет алым огромное солнце. И они исчезнут, едва мостовых города коснутся первые всполохи нового утра.

И лишь на дне самых глубоких колодцев ты найдешь сказки, нарисованные страницей-Ночью.

14 октября 2005

Под колесами велосипеда

Вертится шар земной, словно колесо гигантского велосипеда. Крутятся невидимые педали, отмеряя километр за километром. И снится мне, будто под колесами моего железного коня – не пыльная дорога, но звездный тракт, усеянный серебристыми искрами.

И я качусь вниз с горы, и дыхания не хватает. И хочется кричать – не то от восторга, не от безумного первобытного страха. Вертится планета, ускоряя свой бег, ворочаются в карманах пойманные звезды, цепляясь искорками-лапками друг за друга. Бьется суматошное сердце, грозя разбить клетку ребер, и не вмещается внутри все бесконечное пространство мира.

Скрипит земная ось, как несмазанное колесо. Вздыхает, перебирает мохнатыми лапами Медведица в темном декабрьском небе. Торопится Медвежонок, падает, фыркает, отряхиваясь от прилипшего к мордочке снега. Натягивает тугую тетиву Стрелец – пришло его время.

И километры прожитых жизней – один за другим – исчезают под колесами велосипеда.

2017

Созвездие Рыб

Тот, кто разлил в небе молоко, даже не предполагал, что однажды в серебристой воде звездной реки поселятся дельфины. Но они пришли. Быстрые черные тени погрузились на самую глубину небесной воды, и лишь изредка случайным прохожим удается увидеть их блестящие спины. Впрочем, откуда здесь, в тишине среди звезд, взяться путникам?

Вслед за дельфинами пришли рыбы. Проскочили незамеченными в прилив, да так и остались среди серебристых волн. Синие и черные, алые и золотые – молчаливые рыбы плещутся у самых берегов небесной реки. Заядлый рыбак мог бы провести у Млечного Пути вечность, но никто и никогда не оказывался здесь случайно.

Вода небесной реки белая, как молоко, и холодная, как все ледники мира. За серебристым туманом не видно иных звезд, и только блики скользят по зеркальной глади. Если запустить кораблик, он уплывет далеко в бесконечность. Путь его никогда не закончится – у небесной реки нет края.

В самую короткую ночь года, когда грани миров истончаются, сквозь дымку тумана можно увидеть знакомые звезды. Сказка спускается с небес, и разноцветные рыбы отражаются в глади земных озер. Тот, кто встретит своих рыб в это волшебное время, может загадать три желания, но только одно из них сбудется.

Утром молчаливые рыбы скрываются за светлеющим горизонтом. Уплывают дельфины, прячется за гранью волшебство минувшей ночи. Сказка засыпает, убаюканная плеском небесных волн. Мир возвращается с первыми лучами горячего солнца.

В дымке серебристого тумана разноцветные рыбы с плеском уходят на глубину.

Исчезают, как и всякий хороший сон – на рассвете.

2016

Летнее солнцестояние

Повернулось колесо года.
В самую короткую ночь в мир возвращается сказка. Стоит лишь закатному солнцу опуститься за горизонт, как все меняется. Разрывается тонкая ткань реальности, и сны выходят на охоту за человеческими душами. Кого поймают, тому не уйти от своей судьбы, не спрятаться за каменными стенами. Вечно бродить ему по дорогам в поисках самого себя, пока вертится земная ось.
Пряная июньская полночь оживляет самые невероятные чудеса. Уносятся в небо искры костра, и срываются им навстречу серебристые колкие звезды. Дрожит-переливается небесное молоко, и берега небесной реки исчезают в зыбком тумане. Блестят капли росы на спинах звездных медведей. Плещутся в холодных водах небесные рыбы, и перевернутая луна рассыпается осколками на дне океана.
Горячее пламя костра собирает вокруг себя тех, кто полон жизни. Слышится смех, и льется в небо почти забытая песня. За большими венками не видно лиц. Кто из них твоя суженая, кто войдет в твой дом любимой женой? Поймаешь — твоя будет. Не угадаешь — уведут за собой русалки, защекочут, утянут в омут. Сегодня они в своем праве.
В самую короткую ночь года с небес спускаются боги. Бродят среди людей, вглядываются в лица, ищут себе подобных. Пьют кофе в придорожных кофейнях, расплачиваясь мелкими чудесами. Оставляют чуть заметные следы на прибрежном песке. О чем-то своем шепчутся с морем, доверяют тайны мироздания бродячему ветру. И растворяются в утреннем тумане до восхода солнца.
Катится колесо года, скрипит земная ось. Утро приходит на смену самой волшебной ночи.
В выгоревшем рассветном небе исчезают последние звезды.
Мир возвращается, закрывая дверь с той стороны.
Сказка засыпает, убаюканная напевами южного ветра.

Сказка о звездных медведях

В июньскую полночь, когда тень опускается над миром, Большая Медведица выходит на охоту. Стоит лишь раскаленному солнцу опуститься за горизонт, как большой белый зверь покидает свое место на небосклоне. Мягкие лапы неслышно ступают по траве, и только легкий перезвон ветра говорит о присутствии Медведицы в мире людей. Чуткие уши ловят каждый звук. Чем удивит Медведицу сегодняшняя ночь, удачной ли будет охота?
Вслед за Медведицей, смешно перебирая лапами, бежит Медвежонок. Визжит от восторга, обнаружив бабочек в высокой траве. Падает на спину, пытаясь поймать заблудившихся светлячков. Вечерняя роса блестит на белой шерстке, словно россыпи звезд. Мир замирает, прислушиваясь к шагам двух волшебных созданий, идущих сквозь темную полночь.
Большая Медведица ловит человеческие сны. Нанизывает сновидения на нить, будто разноцветные бусины. Заплетает приснившееся причудливыми узорами. Рвет острыми коготками тонкую ткань нереальности, заполняя явь настоящими чудесами. Выпускает на волю невиданных зверей чужих сновидений.
Все, что будет переплетено с явью в пряную июньскую ночь — сбывается.
Перед самым рассветом Большая Медведица возвращается на небосклон. Медвежонок, набегавшись, сворачивается клубочком. Тычется носом в пушистый белый мех, зевает и закрывает глаза. Медвежонку снится солнце, что поднимается со дна самого синего моря навстречу новому дню. Большая Медведица засыпает под уютные песни восточного ветра.
Колесо года, скрипя, катится по миру. Вертится земная ось, ускоряя бег беспокойного времени. Сотканные из тонкой ткани сновидений чудеса растворяются под лучами восходящего солнца.
На примятой траве остаются следы больших зверей, что спускались с неба в эту июньскую полночь.

Колесо года

Вертится колесо года, скрипит не смазанная ось, затягивается петля времен.
На смену теплому маю приходит жаркий июнь. Круглое сытое солнце выползает на раскаленный небосклон, и к полудню знойный воздух дрожит и переливается всеми оттенками радуги.
Мир застывает, словно прозрачный янтарь, и время замедляет свой бег.
Ночи становятся вязкими, густыми. В бездонном небе колючие звезды переплетаются причудливыми узорами. Большая Медведица срывается с места и убегает за расшалившимся медвежонком. Стрелец опускает лук — сегодня не его день. Дева смотрится в зеркало, поправляя выбившийся из косы локон. Сверкают серебристые искры на спинах небесных дельфинов.
В июньские ночи смещаются грани миров, и каждый может стать свидетелем чуда.
Скрипит колесо года, светлеет небо, и мир возвращается.
Подмигнув на прощание, прекрасная Венера скрывается с небосклона. Большая Медведица засыпает, обняв лапой своего медвежонка.
И только россыпи звездной росы на траве напоминают о том, кто спускался на землю этой июньской ночью.

Ламмас

Ламмас.
Снова повернулось Колесо Года.
Скрипит не смазанная ось, и сворачивается лентой Мебиуса петля времен. Дороги сплетаются в разноцветный клубок — не разделить, не распутать. И если не хочется брать в руки ножницы — выход один. Медленно, шаг за шагом, разматывать нить своей жизни, выплетая причудливое полотно из тонких нитей уже сбывшегося и еще не загаданного.
Пока зреют в садах спелые яблоки, пока наливается золотом пшеница, и гуляет ветер в подсвеченных полуденным солнцем полях, можно все. Пройти по своей дороге из желтого кирпича. Отыскать в своих забытых сновидениях смысл. Купить самой счастливый билет на поезд — в один конец. Поймать за хвост свой ветер.
Пусть вертится годовое колесо. Пусть скрипит невидимая ось, пусть звезды загораются искрами далеких небесных костров. Пусть ступает по уснувшей земле на мягких лапах сказка.
Только так и можно прожить этот день на гранях сотворенных миров.

Город для сказочника

Там, где небо сливается с морем, а раскаленное белое солнце катится по лазурному небосклону с востока на запад, город вырос среди древних скал. Там грохочут соленые волны, разбиваясь о каменистый берег, и за белой пеной не видно дна. Там танцуют тонкие девушки с бронзовой от загара кожей, и горячее солнце ласково целует их в щеки, оставляя россыпи ржавых веснушек. И на остывшем под утром песке остаются следы босых ног, и прячутся под волнами осколки выброшенных на берег ракушек.
На улицах города тихо, и лишь шум прибоя разбивает полуденный звенящий зной. Там двое идут по мостовой, и шаги их легки, словно в карманах они несут ветер. В переплетении рук чудится старая забытая сказка, но здесь нет места чужим чудесам. Каждое чудо сбывается только для тех, кто проходит город насквозь, и ни одна из прожитых жизней не повторяется.
Город насквозь пропах кофе, корицей и кардамоном. В каждой придорожной кофейне здесь пекут ароматные булочки, и случайный прохожий не в силах устоять перед очарованием раннего завтрака. От полуденного зноя можно скрыться под широким навесом, а к вечеру стоит забраться на покатую крышу одного из домов, чтобы увидеть заход солнца. Здесь показывают изумительные закаты: рыжие, алые и золотые, и в буйстве красок не найти похожих друг на друга картин.
В городе стоит задержаться до полуночи, чтобы увидеть звезды. Запрокинуть голову вверх, к темному небу, и под шум прибоя разгадывать причудливые завитки незнакомых созвездий. Увидеть, как Рыжая Кошка прижала уши, готовясь к прыжку. Обнаружить, что Леди застыла у зеркала, любуясь свои отражением. Улыбнуться Медведице и ее Медвежонку, как старым знакомым. Заметить на самом краю горизонта серебристые плавники небесных рыб.
Там, где пряные ночи длятся целую вечность, и с неба падают холодные колючие звезды, шумит море. Выплетает свой причудливый ритм, под который хочется танцевать до рассвета. А после идти босиком по остывшему песку, пока новое солнце не родится из пенных волн. Становиться невесомой и легкой, словно ветер на побережье. Никогда не возвращаться домой.
Оставаться здесь: рыбой, чайкой на горизонте, пеной морской. Только не уходить, только не расставаться с городом среди древних скал. Танцевать босиком на песке, позволяя солнцу разрисовывать веснушками кожу. Пахнуть кофе, корицей и солью. Творить чудеса и самой становиться чудом.
Наваждением. Маленьким пятнышком света на городских стенах.
Тем, кто рисует город буквами на белом листе.