Уехать к морю

Настроение дня: сесть на поезд и уехать к морю.
Взять билеты в кассе вокзала. Устроиться поудобнее у окна. Смотреть, как с той стороны стекла меняется мир. Слушать, как поет свою песню бродяга-ветер. Выйти на перроне, уйти в незнакомый город. Спустится к морю по залитым солнцем улицам. Сказать морю: «Здравствуй! Давно не виделись!». И услышать в ответ привычное: «Шшш!..»
Улететь, тут же поправляют меня. Улетать — только если к морю (с). Какой поезд, если до ближайшего побережья больше двух тысяч километров? Билеты давно не покупают в кассах — все оформляется онлайн за долгие 90 дней. Окна в поездах не открываются, и песню ветра все равно не услышать. Три дня в вагоне, что стучит по рельсам? Чур меня, говорят, чур.
Но я улыбаюсь и закрываю глаза.
Мои дороги начинаются от перрона.

Утро. Кошка. Чай

Утро. Кошка. Чай.

Утро рвется в окна — свежим ветром, горьким дымом с полей. Грохочет далекими грозами, дразнится шумом моря — того, что за две тысячи километров (но будто бы за поворотом). Обещает долгий день под небом, затянутым тучами.

Кошка мурлычет, спрятав нос в пушистые лапы. Уютным клубочком спит на стопке из одеял. Смотрит сны: там в небесных реках плещутся молчаливые рыбы, и на самом краю Млечного пути поджидает миска парного молока. Кошка потягивается, зевает, не открывая глаз. Я бы на ее месте тоже не просыпалась — было бы зачем.

Чай остывает на подоконнике, наполняя кухню ароматом пряных трав. На дне прозрачной кружки отражается небо в белых разводах облаков.

Кошка мурлычет сказки, море шумит в моей голове.
Так начинается день.

Мое беспокойное море

Мне бы танцевать с тобой, выстукивая каблуками ритм собственного сердца. Мне бы слушать тебя, и шептать твои сказки беспокойному восточному ветру. Мне бы смотреть на тебя, ловить брызги соленых волн в пламени ржавого заката. Мне бы быть с тобой, идти за тобой, петь с тобой.

Вместе с тобою сниться, мое беспокойное море.

2017

Море вышло из берегов

1

Марина родилась в предзимье, и мир изменился.

Мое внутреннее море вышло из своих берегов.

В ту ночь шел снег. Белые пушистые хлопья кружились под фонарями, и казалось, так будет всегда. От осени не осталось ничего, кроме памяти. Ничего, кроме ржавых листьев, припорошенных снегом, терпких ягод алой рябины и того пронзительного ощущения одиночества, что наполняет меня каждый октябрь. Прячется под сердцем, чтобы на исходе ноября смениться предчувствием чуда и ожиданием праздника. Каждый год.

Шел снег, а моя маленькая девочка сопела под боком. Всего лишь несколько часов назад она быстрой рыбкой билась внутри, а теперь оказалась здесь – только протяни руку. И можно сколько угодно вглядываться, ища знакомые черты. Пытаться угадать, кто же она и с чем пришла в этот мир. Пробовать имя на вкус, катая буквы на языке. И понимать, что она – морская. Маленькая рыбка из глубин большого бесконечного моря.

И пока шел снег, в мире царила тишина. Осень кралась на мягких лапах, оставляя следы на засыпанных снегом крышах. Молчаливый октябрь отмечал дни на невидимом календаре. Тикали стрелки часов, отмеряя бег времени. И сыпались секунды, словно песок, ускользали сквозь пальцы.

Этого не повторить. Не вернуться в ту ночь, полную тишины. Не прожить снова эту снежную осень, подарившую мне мое маленькое чудо. Только и остается, что хранить под сердцем воспоминания. Первые минуты на двоих. Легкое прикосновение, теплое дыхание, уютное сопение под боком. Время, когда нет никого, кроме нас.

Ночь, когда с неба падал снег, и шумело море.

Октябрь 2016

Мое внутреннее море

Я катаю имя твое на языке и слышу в нем шум прибоя.

Я пробую имя твое на вкус, словно карамель, но ощущаю лишь плеск соленых волн.

Я знакомлюсь с тобой каждый час, каждый день. Каждый миг моей жизни в ожидании дня нашей встречи.

Я пытаюсь нарисовать тебя буковками, но всех известных мне слов не хватит, чтобы выразить то, что происходит внутри.

Мне бы хотелось многое сказать, но мы еще почти не знакомы.

И я вывожу строчку за строчкой в надежде понять, но в ответ слышу лишь грохот волн и шум дождя на побережье.

Мое внутреннее море пришло вместе с тобой. Поселилось внутри и шепчется о чем-то совсем с ветром в моей голове.

Мои рыбы затерялись в морской глубине, быстрыми тенями исчезли за неведомым горизонтом.

И я отпускаю своих рыб на волю – им слишком тесно в сотворенном тобой пространстве.

Я пишу. Создаю миры. Играю строчками, жонглирую буквами, меняю смысл междустрочий.

Оставляю следы на песке. Слушаю шум прибоя. Засыпаю под грохот шторма.

Ловлю сновидения в наспех сплетенные сети.

Жду встречи с тобой, пробуя твое имя на вкус.

И слышу плеск волн в каждом шаге навстречу.

2016

Мои внутренние рыбы

Каждую ночь мне снится море. Синие волны разбиваются о прибрежные скалы, белой пеной растворяясь на горячем песке. Пушистое солнце окунается в воду, и в темной глубине отражаются колкие серебристые звезды.

Каждую ночь я отпускаю своих рыб на волю. Желтые и зеленые, алые и золотые — разноцветные быстрые тени уходят на глубину. И возвращаются на рассвете, неслышно скользя в паутине снов.

Сегодня рыбы пришли ко мне. Отразились на городских стенах — да там и остались. Нет преград тем, кто умеет проходит насквозь по чужим сновидениям.

Но если море вышло из берегов, кто будет снится мне этой ночью?

2016

К морю

Взять бы да и уехать.
Перечеркнуть весь день одним легким движением карандаша. Закрыть блокнот, забыть на столе конверты, открытки и марки. Выключить компьютер, остаться в тишине наедине с собой. Выйти из дома с одним лишь маленьким чемоданчиком. Уехать, и к закатным кошкам всю суету этого города.
В кармане прячутся билеты вперемешку с июньскими звездами — колкими, острыми. Все, что нужно сегодня — просто выйти из дома.
Из города.
Из себя.
Закольцевать день — и пусть дракон сколько угодно кусает свой хвост. Поставить мир на паузу. Потеряться между станциями, уснуть под шум колес. Видеть сны о море, и слушать разговор ветра с перелетными птицами. Переплетать нити своих сновидений с явью. Не отличать одно от другого, но хорошо помнить конечную точку своего маршрута. Не оборачиваться назад.
В небе над городом догорает июнь, и море внутри молчит.
И внутренние рыбы уплывают за горизонт.
Взять бы да и…

Внутренняя тишина

У меня внутри тишина.
У меня вокруг происходит лето.
Никаких правил. Никаких рамок.
Никаких запросов, просто плыву по течению.
Лежу на спине и смотрю в небо.
Сегодня я — рыба. Мокрая и холодная.

Письмо к морю

Здравствуй, море.
Мне бы хотелось однажды встретиться с тобой. Спрятаться среди твоих соленых волн. Увидеть, как отражается высокое синее небо в тебе. Услышать, о чем шепчется ветер, пролетающий над тобой. Рассказать, как кричат быстрокрылые птицы, провожая на закат раскаленное солнце.
Поговори со мной, море? Пока ты мне снишься, я могу придумать тебя любым. Теплым, солнечным, южным, пропахшим солью, корицей и кардамоном. Холодным северным, с тонкой корочкой льда на твоем побережье. С небом, растворенным в тебе, словно сахар в чашке горячего кофе. С белым песком на твоем побережье, где убегает вдоль полосы прибоя цепочка моих следов.
И пока ты мне снишься, я могу верить в тебя. Прикасаться кончиками пальцев. Рассыпаться звездами в твоей глубине. Быстрой рыбкой уноситься прочь от родных берегов. Зеленоглазой русалкой встречать солнце, поднимающееся из соленых волн. И белой пеной разбиваться о прибрежные скалы, когда придет мое время.
Помолчим?
Вместе?
Ведь если однажды ты сбудешься, у меня не хватит для тебя слов. И вряд ли я смогу сказать тебе что-то большее, чем короткое «Здравствуй!». Слишком долго тебя со мной не было, чтобы я смогла найти внутри нужные здесь и сейчас слова.
Ты продолжай мне сниться, мое самое синее море. Белыми барашками соленых волн, пронзительными криками чаек. Свежим ветром, бликами солнца, отражением звезд в темной воде. Горячим песком под босыми ногами. И предчувствием встречи: завтра или вечность тому спустя.
Расскажешь мне свои сказки, мое беспокойное море?

Мое внутреннее море

Мое внутреннее море
Когда мне хочется побыть наедине с собой, я превращаюсь в рыбу. Исчезаю в темных морских глубинах, растворяюсь среди соленых волн. Теряю себя в бесконечном пространстве, до краев заполненном тишиной. Возвращаюсь на берег, пеной морской разбиваясь о прибрежные скалы.
Мое внутреннее море остается со мной, куда бы я ни пошла. Под шум колес я слышу рокот прибоя и крики неугомонных чаек. Выходя на станции, различаю на горизонте легкую дымку тумана. Там далеко море сливается с небом, и закатное солнце опрокидывается в зеленую воду. Шипит, соприкасаясь с солеными волнами, раскидывает алые искры на много километров вокруг.
Блики солнца, без вести пропавшего в море, отражаются на моем стекле. Южный ветер приносит обрывки чужих сновидений, и я вплетаю навсегда несбывшееся в свою реальность. Выпускаю на волю своих рыб, позволяя чудесам сбываться. Прячу в карманах ракушки — на счастье.
Мое море любопытно и слегка ревниво. Оно требует новых дорог и сказок, напоминая о себе при каждом удобном случае. Со страниц недочитанных книг мне улыбаются зеленоглазые русалки. На асфальте под окнами девочка рисует рыб — синих, зеленых и красных. Мелок крошится в ее руках, и солнце мешает пересчитать всех обитателей дна морского. Море смеется: ему нравятся эти игры.
Соленый ветер стирает границы миров, мешая сны с явью. Я оставляю на асфальте ракушки и закрываю исчерканный до последней страницы блокнот. Шумный город возвращается, разбивая хрупкую тишину внутреннего моря.
Нарисованные рыбы исчезают под струями первого летнего дождя.